Татарские помещики обладали административной и финансовой властью на горной стороне. К сожалению, невозможно точно определить их функции.

Еще долгое время после падения Казанского ханства следы этой феодальной системы сохранялись в территориальном делении горной части страны. Вот некоторые примеры из источников XVII в.

В документе 1647 г., относящемся к Свияжскому уезду, говорится, что обе стороны принадлежат к «княз Ишеевы сотни».
В источнике 1672 г. она обозначена как «князь Ишеевы юрты».
В челобитной 1666 г. татар Свияжского уезда о пожаловании земли сказано, что они принадлежат к «княз Аклычеве сотне».
Челобитная чувашей к царю Алексею в 1670 г. называет их «княз Уразлины сотни». В аналогичном пожаловании 1693 г. речь идет о «сотне князя Бекбулатова».

Сам Свияжский уезд (Свияжск был построен Иваном Грозным в 1551 г.) находился на правобережье Волги, и до прихода русских эта земля входила в Казанское царство. Сохранялись и татарские названия — «сотни» или «юрты». Все это свидетельствует, что горная сторона Казанского царства состояла из мелких территориальных единиц, возглавлявшихся татарскими «князьями».

Ярлык царя Сахиб-Гирея был адресован не только князьям и духовенству, но и садовым, судовым, полицейским чиновникам, чиновникам на заставах, таможенникам. Круг их обязанностей неизвестен, но, судя по этому документу, Казанское царство имело многочисленную бюрократию, которую, конечно, нельзя сводить лишь к одним «князьям». Структура казанской бюрократии сложилась под влиянием более развитых мусульманских стран: это проявилось, в частности, в арабо-персидской терминологии текста ярлыка 1552 г., составленного в канцелярии казанского царя.